Законность по-одесски

Заявление-ходатайство в Малиновский суд города Одессы

Кобылянова Игоря Валентиновича

По поводу обвинения меня в происшествии, случившемся 2 мая 2017 г.

(дело № 521/6817/17)

В последнее время участились случаи конфликтных ситуаций в городском общественном транспорте. Как инвалид второй группы я чаще всего пользуюсь электротранспортом, дающим право на бесплатный проезд, и со мной друг за другом произошло два таких происшествия. Хочу описать их вместе, т.к. они тесно связаны между собой, и без первого нельзя вполне объективно судить о втором.

27 апреля, возвращаясь домой с 8-ой станции Б.Фонтана на трамвае № 18 (вагон № 3306), я сел на единственное свободное место недалеко от водительской кабины, из которой доносились громкие звуки одного из известных эстрадных исполнителей Данилко-Сердючки. Я потребовал выключить эту «музыку» или сделать её потише, после чего водитель стал грубо мне отвечать и угрожающе направился в мою сторону, но женщина-кондуктор успокоила его. Несколько смутившись хамским поведением водителя, я согласился на то, чтобы он хотя бы сменил тематику своей дискотеки на какое-то другое «произведение». Обрадованный таким поворотом, он сменил песню на другую подобную музыку, нисколько не убавив громкости.

Припомнив, что у меня с собой фотокамера, а также вспомнив призыв одесских тележурналистов документировать подобные случаи, я стал записывать происходящее на видео. Заметив это в своё зеркало, водитель пригнулся и моментально сделал музыку тише (см. первый отрывок представленного видео, где слышно, что громкость уменьшается буквально через несколько мгновений).

Можно было бы этим удовлетвориться, но я захотел напоследок запечатлеть находившуюся поблизости женщину-кондуктора, которая, по долгу службы обязана была, казалось бы, наблюдать за порядком в вагоне. Но когда я направил камеру на неё, она стала возмущаться, и я был вынужден прервать видеосъемку (см. второй отрывок представленного видео).

На этом инцидент не закончился, и под предлогом того, что без её согласия я направил на неё камеру, кондуктор сподвигла водителя насильно высадить меня на 6-ой станции Б.Фонтана, хотя я угрожал ему перед этим вызовом полиции (см. третий эпизод с видом удаляющегося трамвая).

В 13:17 на этой же остановке я сделал вызов на 102 с жалобой на противоправные действия водителя, и дежурный полицейский сказал мне ожидать приезда наряда. Момент грубого выталкивания меня из трамвая наблюдали многие люди, находившиеся поблизости, и если бы полиция прибыла своевременно, то обязательно застала бы свидетелей данного события, например, сидевших продолжительное время на скамеечке пожилых людей.

Через полчаса тот же трамвай по кругу своего маршрута вернулся на ту же самую остановку, и я включил видеозапись для продолжения фиксирования происходящего. Когда я подошёл к водительской кабине, желая снять водителя поближе, он снова пригнулся,  явно не желая быть запечатлённым на камеру. Третий видео-отрывок заканчивается в тот момент, когда он выскочив из кабины, бросился на меня, желая видимо остановить видеосъемку. Во избежание поломки, я был вынужден выключить камеру, но это не остановило разъярённого водителя, который, догнав меня недалеко от остановки, и вырвав у меня сумку, раскрутил её над головой за оборванную лямку, и бросил в меня прямо на проезжую часть в районе пешеходного перехода, где я пытался укрыться от его гнева (на четвёртом отрывке запечатлена скобка оторванной лямки на проезжей части).

Простояв более часа на остановке, и не дождавшись служителей правопорядка, я направился домой, засняв на прощание третье возвращение злополучного трамвая (см. последний отрывок, снятый в районе 5-ой станции).

В 14:46, т.е. только через полтора часа после вызова, дежурный полицейский отзвонился, сказав что из-за того что все наряды заняты ко мне никто не приедет, и при желании я могу написать заявление в Шевченковском райотделе, что я в скором времени и сделал…

Ничего вышесказанного я бы так детально не описывал, если бы это непосредственно не касалось следующего случая, где против меня выдвигаются уже конкретные обвинения в хулиганстве, представляя меня в образе зачинщика беспорядков, дебошира и скандалиста, в то время как я, наоборот, стремился к восстановлению общественного порядка.

В центре Новой Эметовки

Вид на разработки природного камня-известняка в центре Новой Эметовки
(днём 2 мая 2017 г.)

Вид с Н.Эметовки в сторону Мариновки

Вид на побережье Хаджибейского лимана с Новой Эметовки в сторону Мариновки

(днём 2 мая 2017 г.)

Вечером 2 мая я возвращался из поездки в Севериновку, где посетил кладбище с целью поминовения многочисленных похороненных там родственников, и Новую Эметовку – родину моего деда Григория Антоновича Кобылянова, который погиб на фронте 30 апреля 1944 года. Выйдя из автобуса на Старосенной площади, я сел в трамвай №10. Через какое-то время я, утомлённый трудной поездкой, присел на освободившееся место, поставив тяжёлую поклажу на колени.

Отдохнуть мне удалось недолго, т.к. через какое-то время в вагон вошла группа молодых людей в составе двух девушек и двух парней. Ни с кем не церемонясь, они держались нагло и вызывающе, и, как потом свидетельствовали очевидцы, не реагировали на замечания. Когда один из парней сел на освободившееся место во втором ряду за выходной дверью и, вытянув ноги, поставил их на переднее сиденье, я сказал ему, чтобы он убрал ноги. Молодой человек, взглянув на меня, и оценив ситуацию по-своему, ответил: «Не хочу!» За всю свою жизнь я впервые наблюдал такое безобразие, и поэтому понятно моё возмущение.

Поскольку практически вся полиция уже на колёсах, и в трамваях ездят изредка только курсанты, то жаловаться на хамское поведение было некому, а звонить на 102, как меня потом поучали действовать некоторые работники полиции, и одновременно собирать свидетельские показания было, понятно, бесполезное дело. Происходило всё не в поезде или самолёте, и через одну остановку мне нужно было выходить. Да и описанный первым случай с вызовом полиции убеждал в бесполезности подобной меры.

Намереваясь самостоятельно навести общественный порядок, и вывести нарушителя из вагона, я направился к молодому человеку. В этот самый момент одна из более крупных девушек, заметив моё движение, закрыла его своей спиной как живым щитом, и мне пришлось её оттолкнуть. Теперь мне ставят это в укоризну, что, якобы я, поступил не по-мужски. Но если учитывать, что данная компания не просто подгулявшая молодёжь, а как они представились перед приехавшей полицией, «Самооборона», то соответственно и девушки эти как боевые единицы при участии в подобном неприглядном поведении своих избранников не могут требовать джентльменского к себе отношения.

Имея с собой газовый баллончик, взятый главным образом для защиты от злых собак, досаждавших в упомянутой выше поездке по сельской местности, я на долю секунды направил струю газа в сторону нарушителя общественного порядка. Следом за этим ко мне с угрожающим видом направился его товарищ, как затем выяснилось Олег Олегович Кусье, против которого я применил такой же приём, и, пользуясь временным замешательством данной компании, начал высаживать их из вагона, так как это и было моей целью, поскольку я не собирался драться и выяснять отношения. К сожалению, произошло непредвиденное мной: водитель трамвая, вместо того, чтобы закрыть двери и продолжить движение, выбежала из вагона, оставив меня один на один с похожими на бешеных псов юношами, которые отойдя от перечного газа и ещё успев настроить многих пассажиров против меня, начали осаду и штурм вагона, не оставляя своих враждебных намерений расправиться со мной, хотя я и не проявлял никакой агрессивности. Не использовал я больше и баллончик, опасаясь повредить стоящим напротив людям, хотя некоторые из них и были готовы кинуться на меня.

Видя, что моей жизни и здоровью угрожает опасность, я для устрашения взбесившейся группы молодых людей и присоединившихся к ним мужчин вынужден был достать взятый в поездку рабочий нож. Это несколько отдалило нападавших от меня, но не ослабило их воинственный дух. Получив поддержку со стороны некоторых возмутившихся из-за перечного газа, дебоширы наносили мне удары и снаружи трамвая, а также вбегали во внутрь, стараясь выбить из руки нож и поразить меня в наиболее чувствительные места; вместе с этим они бросали в меня всевозможными предметами. Как раз во время этих многочисленных атак мне и повредили кисть руки, в которой находился нож. Данный перелом не мог возникнуть из-за удара, который я нанёс кому-то, поскольку мои удары были не очень сильные, и не могли существенно повредить здоровью крепким молодым парням, а у меня на костяшках руки не осталось даже никакого покраснения. Закрытый перелом головки V пястной кости со смещением, как указано в консультативном выводе врача-хирурга, скорее всего, был нанесен мне или тяжёлым предметом, или ударом ноги, или когда я отбивался от всех этих ударов, или пущенной в меня бутылкой, или после того как приехавшая полиция надела на меня наручники, поставила в уязвимое положение, и кто-то сзади сильно ударил меня ногой, после чего я упал на землю.

Заключение хирурга

Консультативное заключение специалиста-хирурга от 3 мая 2017 г.

В разгар конфликта, около 21:00 ч. на улице было уже темно и все удары зафиксировать мне было трудно, а я находился в дверном проеме и не имел полного обзора. Нападавшие забегали с двух сторон, и, пользуясь прикрытием других неразобравшихся в ситуации граждан, целились в правую руку, в которой у меня находился нож. Кроме того, брошенный в меня тяжёлый предмет (предположительно камень или бутылка), пролетел возле моей головы, и через кабину водителя разбил лобовое стекло трамвая, а этот факт уже можно рассматривать как покушение на убийство.

Вместо того чтобы сразу развести конфликтующие стороны, прибывшие полицейские меня как преступника некоторое время продержали под перекрёстными угрозами и ударами озверевших молодых людей, а затем, не снимая наручников, кинули в полицейскую машину, в то время как настоящие преступники безнаказанно разгуливали, представляя из себя обиженную сторону.

Фото трамвая с разбитым стеклом

Фото трамвая с разбитым стеклом

При опросе свидетелей, подавляющее большинство людей подтверждало правоту моих действий. Несмотря на позднее время и преклонный возраст многие женщины всячески способствовали справедливому расследованию дела, рассказывая о хулиганском поведении данной публики, и даже показывая  место, где эти «самообороновцы» что-то прятали: возможно, использованные ими предметы, запрещённые вещества или оружие. Находясь на заднем сидении патрульной машины в наручниках, я был свидетелем того как одна из таких честных и порядочных женщин давала показания, доказывая мою невиновность. При желании провести объективное расследование, а не происходящую в настоящий момент фальсификацию событий, можно задокументировать достаточное количество подобных правдивых показаний, не включённых по какой-то причине в материалы следствия, предъявленные мне участковым инспектором. Вместо этого оформлены и приобщены к делу показания лишь двух свидетелей. Ни водитель трамвая, ни вторая свидетельница, которая, кстати говоря, также как и некоторые другие несознательные граждане обливала меня грязными матерными выражениями, не видели начала конфликтной ситуации, и только лишь на их показаниях невозможно проводить справедливое расследование.

Чем объясняется данный факт как не желанием покрыть проделки своих коллег: то есть, либо сотрудников полиции, либо каких-то мнимых «самообороновцев», которые в данном случае предстали в качестве хулиганствующих беспредельщиков. На своей странице ВКонтакте Олег Кусье, выступающий почему-то в деле как потерпевший, выложил свои фотографии в полицейской форме. Хотя главным инициатором данного конфликта, на мой взгляд, являлся не он, а его друг, но он сначала с агрессивным видом приблизился ко мне, заступившись за главного нарушителя порядка, а затем активно участвовал в нападениях на меня под прикрытием толпы и приехавшей полиции. В протоколе же, предъявленном мне участковым полицейским ложно утверждается, что не он, а, якобы, я кинулся на него первым; в  действительности же всё было наоборот: он, вместо того чтобы вовремя приструнить своего товарища, с враждебным видом подбежал ко мне, вступив в конфликт на стороне нарушителя порядка.

Фигуранты делаФигуранты делаФигуранты дела

Фотографии фигурантов дела, взятые из социальной сети ВКонтакте

В итоге получается, что в первом случае меня за стремление к установлению общественного порядка незаконно высадили из трамвая, до сих пор даже не извинившись, а во втором – за желание навести общественный порядок и высадить нарушителей я уже через день был обвинён органами следствия в хулиганстве, и как зачинщик драки направлен в суд. Следует заметить, что и в данном эпизоде служители правопорядка сами нарушают этот правопорядок, поскольку по закону меня должны были уведомить о начале суда за трое суток.

Резюмируя сказанное, прошу суд посодействовать прекращению фальсификации следствия, искажающего подлинную картину произошедших событий, и приобщить к материалам дела показания всех свидетелей, а не удобных для одной только стороны. Прошу также принять настоящее моё заявление в качестве правдивых показаний, а опросы, произведенные в ходе предварительного следствия рассматривать как неполные, поскольку они были даны мной в состоянии растерянности, и, отчасти, под психологическим давлением некоторых работников полиции.

Перелом руки, требующий хирургической операции и длительного лечения, случился у меня по вине нападавшей стороны. Хотя подобный перелом пястных костей может случится и при ударе кулаком, но в данном случае характер травмы свидетельствует о том, что она нанесена мне со стороны агрессивно настроенных молодых людей при ударе по руке тяжёлым предметом (см. «Международное руководство по оказанию медицинской помощи на судах». – «Переломы костей кисти». // Всемирная организация здравоохранения. Женева. 1970. С.191).От хирургической операции, поскольку она делается под общим наркозом, я вынужден был отказаться из-за опасности для сердца (выписка № 5330 из больницы, в которой я находился с 10 по 16 мая по поводу перелома, прилагается к данному заявлению).

Баллончик с перечным газом, который я использовал, официально разрешён к применению в критических ситуациях, и он не направлялся мной в сторону других пассажиров. В зоне его распространения, будучи заблокированным в вагоне трамвая, я находился до приезда полиции длительное время, и больше других пассажиров пострадал от него. Данный газ при кратковременном воздействии не обладает опасным травмирующим эффектом, а используется в основном для временного отвлечения и нейтрализации агрессивных собак и злоумышленников.

Здоровый и крепкий мужчина смог бы и без баллончика справиться с данной шпаной и без проблем выставить её из трамвая. Но как инвалид второй группы я не имел другого способа подействовать на обнаглевших молодых людей. (Выписной эпикриз № 5614 из больницы, в которой я находился с 23 мая по 2 июня по поводу сердечной недостаточности, прилагается).

Прошу закрыть данное дело и снять с меня необоснованное обвинение в провоцировании конфликта и хулиганстве. Прошу также суд повлиять на те органы правопорядка, которые допустили неправдивое освещение событий в СМИ. На городских и государственных информационных каналах конфликт был представлен в искажённом виде как драка двух мужчин, в то время как инцидент произошёл не с одним О.О.Кусье, а с группой лиц, и в нём принимали активное участие даже их девушки. Более того, на одном из общегосударственных интернет-каналов была опубликована клеветническая информация о том, что, якобы, я сам разбил стекло в трамвае...

Прошу также вернуть мне конфискованные личные вещи: неизрасходованный полностью баллончик, походный рабочий нож, и перочинный ножик. В протоколе, составленном участковым указано, что никаких вещей не изымалось, что является неправдой.

14 июня 2017 г.

Содержание